Облачно  +9…+13°C
Вход Добавить на сайт
5 марта 2015 г. 12:51 1725 Книги Литература

Писатель Саша Филипенко: "Я много шучу, но книги веселыми не получаются"

Во вторник в Библиотеке им. Н.В. Гоголя очередной "Урок литературы" провел писатель Саша Филипенко. Раньше он писал шутки для "Прожекорперисхилтон" на Первом канале, затем стал Романом Романовичем на телеканале "Дождь", сейчас ведет колонки для GQ и проекта Snob. Peterburg2.ru побывал на встрече и записал самые важные моменты беседы.


 

Юный Саша Филипенко мог бы стать музыкантом и всю жизнь не выпускать из рук контрабас. Но вопреки желанию бабушки стал писателем. Точнее, сначала студентом Европейского университета в Минске, а затем и филфака СПбГУ. До своего первого романа "Бывший сын", удостоенного "Русской премии", Саша Филипенко уже знал, что писатели премии получают, а не выигрывают. Затем был роман второй – "Замыслы". Читатель внимательный увидит в нем механизм рождения и движения идеи от человека к человеку. Читатель более поверхностный порадуется возможности узнать что-нибудь о внутренней "кухне" Первого канала, где много людей с утра до вечера только и делают, что пишут шутки. О том, что же такое шутка на самом деле и почему все клоуны грустные, Саша Филипенко рассказал за пределами "Замыслов", на своем "Уроке литературы".

О "Первом канале", добряках и циниках

Я попал в отдел, где люди с 11 утра до 9 вечера писали шутки. Вы приходите на работу, вам раздают газеты, делят на группы и вы пишете на какую-то тему. Все мы сидим в нескольких кабинетах, где созданы все условия для того, чтобы ничего не делать и шутить. Вам кажется, что это работа мечты? Ведь ты целыми днями шутишь и тебе платят за это большие деньги.

Чем больше я узнавал своих коллег, тем больше я понимал, что все они грустные клоуны и шутят, скорее, вопреки.

Всегда создается впечатление, что человек шутит потому, что все у него прекрасно. Но у всех ребят это было защитным механизмом, маской. У них не то, что шутить причин не было, им бы всем дома сидеть и голову пеплом посыпать. В "Замыслах" мне и хотелось описать этот перевертыш. Когда ты попадаешь в ситуацию, в которой твой мозг настроен на производство шуток – включается этот механизм. И ты оказываешься в таком вот веселом месте, где все люди-добряки оказываются жуткими циниками.

О шутках и запретах

Очевидно, что на "Первом канале" нельзя было шутить про Владимира Владимировича. Или шутить в стиле "укуса таксы": то есть пошутить можно, но так, чтобы не выходе он все равно оказался крутым. На все остальные темы можно шутить свободно – никаких запретов не было. В шутке главное - не просто "посмеяться", а чтобы человек, которому направлена эта шутка, мог бы вам ответить. У нас сейчас это не совсем возможно – люди не готовы над собой шутить. Я вот могу шутить абсолютно обо всем, потому что существуют только две вещи – "смешно" и "не смешно".

Буду ли я шутить про холокост на вечере памяти холокоста среди людей, переживших холокост? Очевидно, нет.

И все-таки здесь не работает тема "это может кого-то обидеть". Вас может обидеть что угодно – это ваши проблемы. Ведь пружина работает не от того, что вы смеетесь над кем-то, а от того, что вы смеетесь над предлагаемыми обстоятельствами. Это же простое уравнение: есть X и Y и из этого выходит шутка.

Поможет ли нам штука, когда нас прижмут к стене? Вряд ли. Я много шучу, но книги веселыми не получаются. 

О читателях и критиках

Моя задача - писать максимально просто, для меня еще со времен занятий музыкой важен ритм. Я разделяю воображение читателя, мне нравится работать с его оптикой - я твердо уверен, что она очень изменилась. Сейчас никому не нужны итальянские предложения - огромные описательные куски, кирпичи на полстраницы. Во времена Толстого, например, без них читателю нельзя было обойтись: за всю свою жизнь он видел меньше людей, чем мы сейчас за один день. Просто лиц, картинок. Ему нужны были описания и чужие представления. Сейчас я напишу просто "шел дождь" и вы все поймете, потому что вы видели миллион дождей. Напишу просто: вошел человек. И никогда не опишу целую внешность героя, потому что это будет биться с тем, что уже есть в голове читающего.

Хочу ли я условно изменить мир? Нет. Мне просто хочется написать хороший роман. Хочу ли я изменить читателя? Нет. Хочу ли я доставить удовольствие читателю? Да. Хочу ли я понравиться разным читателям? Да! 

Я прислушиваюсь к мнению людей, которые разбираются в литературе, которые читают на нескольких уровнях. Я не хочу сравнивать таких читателей с обычными, просто рядовой читатель не увидит в одной книге несколько слоев и до самого нижнего совсем не доберется. Сейчас мы живем в такое время, когда благодаря социальным сетям у каждого человека есть голос. В связи с этим приходится читать много странных вещей - мнение этих людей меня мало волнует.

Автор: Мария Кучер
Центральная районная библиотека им. Н.В. Гоголя, Урок литературы с Сашей Филипенко: презентация новой книги "Замыслы"
Комментарии пользователей
Добавить комментарий
Комментарии от
зарегистрированных
пользователей
отображаются сразу.
Войти через ВКонтакте Facebook
Ваше имя
 



Статьи по теме
"Через лес": рассказ из сборника "Так [не] бывает" серии "Миры Макса Фрая" В издательстве "АСТ" в серии "Миры Макса Фрая" вышел сборник рассказов "Так [не] бывает". Читателей ждут рассказы таких авторов, как Александра Зволинская и Сап Са Дэ, Нина Хеймец и Александр Шуйский, Лора Белоиван и Ася Датнова, Екатерина Перченкова и Анна Лихтикман. Мы публикуем отрывок из рассказа...
Главное в Петербурге
Показать еще
Разыгрываем сертификат* на размещение в крымском отеле Christie длительностью 7 ночей в номере категории "Стандарт" для двоих с завтраками.

Оставьте отзыв на странице фильма "Пираты Карибского моря: Мертвецы не рассказывают сказки" и становитесь участником розыгрыша сувениров. Авторы наиболее интересных рецензий получат в подарок один из сувениров к фильму.