Пасмурно  +1…+1°C
Вход Добавить на сайт
19 сентября 2017 г. 13:30 658 Культура

От официальной памяти к индивидуальной: как создавался проект "Улица Кирова"

В рамках фестиваля "Современное искусство в традиционном музее" в музее С.М. Кирова будет представлен проект "Улица Кирова", в котором молодые кураторы Мария Андрющенко, Анна Кондратьева и Нигина Шаропова исследуют исторический феномен, характерный для времен революций и политических перемен: переименование улиц, в данном случае – улиц Кирова, носивших имя советского государственного и политического деятеля. Поговорили с создателями проекта о памяти, времени и топонимике.

Проект "Улица Кирова" — ваша первая совместная работа или вы уже сотрудничали ранее? Что вас объединило?

А.К.: Совместная первая. Мы дружим и в какой-то момент подумали, что интересно будет сделать вместе проект. Сейчас модно работать в междисциплинарной команде. Нигина — философ, это такой метауровень рефлексии. Маша — искусствовед и я музейщик, это про более конкретные и контекстуальные вещи. Нам стало любопытно попробовать посмотреть на одну проблему с трех сторон — философской рефлексии, искусства и художественных практик и мемориализации и музейных форм ее фиксации.

Н.Ш.: Другой момент, нас объединивший, состоял в общем понимании выставочного жанра. Нам кажется, что сегодня художественные выставки вышли за пределы только искусства. Это новый формат для исследовательских проектов и философской рефлексии. Когда мы впервые задумались о выставочном проекте, мы сразу сошлись на том, что не будем работать с художниками, с чужими произведениями. Сегодня платформой для высказывания служат не только тексты и выступления. Если когда-то художники апроприировали философскую проблематику, то сегодня философами и другими гуманитарными исследователями активно апроприируются художественные формы. Своеобразная инверсия "искусства после философии".

Анна Кондратьева

Как возникла идея проекта? Почему вы выбрали именно улицу Кирова?

М.А.: Я и Аня родились и жили в Саратове до переезда в Москву. Главная улица Саратова — это проспект Кирова. Раньше она называлась Немецкой, так как это был район Немецкой Слободы. В советской время ее переименовали сначала в Крестьянскую, а потом — в Кирова. Упоминание о немцах совсем исчезло, как в общем и немецкая АССР. Я очень хорошо помню, как узнала историю про то, что улица была Немецкой. У меня была книга с видами Саратова, и в детстве я очень любила ее рассматривать. Там была одна фотография гостиницы Волга, которая раньше называлась Астория. На башне гостиницы стоят рыцари, незамысловатый текст книги предполагал, что рыцари там в том числе потому что улица называлась Немецкой. Отсылка к европейской готической традиции. Это не совсем верное заявление, как я теперь понимаю. Но история про немцев и рыцарей врезалась в память.

Если не знать, что рыцари там есть, их очень просто не заметить. Получается, что есть кусочек памяти, но он никому не виден, кроме тех, кто об этом знает. Чтобы увидели, нужно рассказать. И это важно. Мы подумали, что можем своим проектом рассказать много таких историй.

Улица Кирова в Саратове

А.К.: Настоящая топонимика и советский проект переименований, повлиявший на то, как мы мыслим городские топосы сегодня, очень много рассказывают нам об истории страны. Когда мы только начали размышлять о проекте в Музее Кирова, мы сразу подумали о многочисленных объектах, названных в его честь — улицы, площади, заводы — все то, что окружает горожан в почти любом городе постсоветской России. Нужно было себя ограничить, потому что изучать весь массив объектов, названных в честь Кирова, это масштабное многолетнее исследование. Поэтому именно улицы, это самое близкое для нас, то, с чем мы сталкиваемся каждый день и даже не задумываемся.

Н.Ш.: Мне кажется, мы нашли удачный ракурс. Мы говорим об этом периоде, не впадая в большие политические и исторические нарративы, но и не фокусируемся при этом на повседневности, микроистории, индивидуальном опыте. То, что привлекло в топонимах — это возможность говорить об истории с каких-то других позиций. Как об объективированной, овеществлённый памяти.

Мария Андрющенко

Расскажите, как проходил сбор материала для "Улицы Кирова"? Как долго велись поиски, исследования?

А.К.: Художникам объявили о согласовании проектов в музеях в июне, соответственно на поиски у нас было меньше трех месяцев в условиях полноценной занятости на наших работах.

Сначала мы искали в открытых источниках, в процессе даже родилась шутка "уйти в загугл", когда мы закапывались в поисках на долгие часы. Когда мы поняли, что не все можно найти таким способом, мы начали запрашивать информацию в музеях, архивах, библиотеках, изучали краеведческую литературу. В этом нам очень помогла Анна Якушкова, наша коллега и подруга.

В поиске воспоминаний нам также помогли музеи, которые с большим интересом отнеслись к проекту. Это Музей-резиденция "Арткоммуналка. Ерофеев и другие" в Коломне и Музей Октябрьского района "Закаменка" Музея Новосибирска.

М.А.: Когда музеи не выходили на связь, такое тоже бывало, нам очень помогали друзья и друзья друзей: доставали личные контакты сотрудников музеев и жителей, спрашивали у родителей, родственников.

Нигина Шарапова

Почему вы решили разделить именно на три части? По какому принципу они сформированы и что их связывает?

А.К.: Это путь от факта к интерпретации, от официальной памяти к индивидуальной. Первая часть — картотека — это официальная история: сухие факты, даты и названия улиц. Альбомы — это обезличенная память горожан об улицах. Экспонаты — овеществленные истории конкретных людей, воспоминания которых раскрывают улицу как живой, подвижный организм.

М.А.: Это еще и путь от общего к частному. Мы долго думали, как можно экспозиционно представить нашу идею. Было много вводных, которые просто представить виде текста, но довольно сложно пространственно. Например, как показать масштаб переименований? Или как рассказать личную историю? Нигина уже сказала, что нас объединил еще и поиск нового выставочного жанра. Думаю, что этот проект своеобразная "проба пера" нового жанра, в котором соединилась и художественная интерпретация, и исследование, и философская рефлексия.

Н.Ш.: Принято считать, что у памяти есть субъект. Память всегда кому-то принадлежит — коллективная, индивидуальная.

Мне кажется, мы хотели показать советскую память как лишенную носителя, осевшую в пространстве. Если традиционно задача историка состоит в том, чтобы реконструировать события, создать нарратив, то мы, наверное, пытались сфокусироваться на самом этом историческом (культурном) слое.

Мне кажется, даже воспоминания в нашем проекте являются частью этого слоя, встраиваются в текстуру, как бы ставшую уже чем-то внешним. И эти три части, которые по идее отражают разную память (в смысле носителя) и разные ракурсы, образуют единую поверхность истории без наблюдателя. Нам кажется, так и устроена в каком-то смысле топонимика.

То, что было памятью, становится городским пространством, разметкой, в которой возможно было бы ориентироваться. Это попытка взглянуть на прошлое и память не как на историю, событийный нарратив, но как на то, что формирует среду и ландшафт.

Музей С.М. Кирова

Какая из них оказалась самой трудоёмкой? Почему?

А.К.: Сложно сказать. Процесс поиска воспоминаний был довольно долгим и сложным, зато идеи витрин сложились сразу. С картотекой долгими и сложными тоже были поиски. Альбомы — самая творческая часть, в этом смысле трудоемкая.

М.А.: Мне кажется самая трудоемкая и кропотливая — картотека. Много городов, огромная переписка с музеями, архивами, зачастую, не очень продуктивная. С личными воспоминания и вещами все сложилось гораздо проще, но, возможно, нам просто повезло почти сразу найти то, что нужно.

Какие открытия вы сделали лично для себя во время работы над проектом?

А.К.: Командная работа. Мне кажется, мы классная команда и обязательно будем продолжать работать вместе. Ну и, конечно, сами переименования, очень много сюжетов, раскрывающих историю.

На какие события фестиваля "Современное искусство в традиционном музее" вы рекомендовали бы обратить внимание?

А.К.: Мне кажется, все проекты стоят внимания, и я бы советовала выбрать несколько выходных и прогуляться по всем музеям-участникам. Они небольшие, но рассказывают важные и интересные истории. Я не была во многих и особенно хочу попасть в Дом Матюшина и Музей-квартиру Елизаровых.

М.А.: Я давно слежу за тем, что делает группа "Север-7". Пойду смотреть их проект "Парник Матюшина" и всем рекомендую.

14-й международный фестиваль "Современное искусство в традиционном музее", Выставка "Улица Кирова"
Комментарии пользователей
Добавить комментарий
Комментарии от
зарегистрированных
пользователей
отображаются сразу.
Войти через ВКонтакте Facebook
Ваше имя
 



Статьи по теме
Американский бродвей и Хогвартс: как устроена новая сцена театра ЛДМ Американский бродвей и Хогвартс: как устроена новая сцена театра ЛДМ На Петроградской стороне открылся первый в городе мультимедийный театр, который детально спроектирован американскими дизайнерами и архитекторами. Peterburg2 побывал на торжественном открытии площадки и рассказывает, чем помимо наличия Зимнего сада и трансфера в день премьеры, так уникально новое театральное...
Главное в Петербурге
Показать еще
Добавьте первый концерт абонемента "Музыка революции: два цвета времени" в свой календарь, а Большой зал Филармонии им. Д.Д. Шостаковича в любимое место. Случайным образом мы выберем счастливчика, который получит 2 билета на концерт 27 октября.

Правильно отвечайте на вопросы викторины и получите возможность выиграть 2 билета на концерт IMANY, который состоится 31 октября в клубе A2 Green Concert.