Сентябрь
ПнВтСрЧтПтСбВс
2526272829301
2345678
Малооблачно  +11…+10°C
Вход Добавить на сайт

Fiddler's Green - отзывы, фото и сайт

Россия Санкт-Петербург ул. Рубинштейна, д. 5
Адрес СПб, ул. Рубинштейна, д. 5
Район Центральный район (Санкт-Петербург)
Метро Маяковская (560 м), Достоевская (390 м), Владимирская (494 м)
Кухня Пивные рестораны и бары, Винные бары, Смешанная и интернациональная кухня
Сайт http://hatgroup.ru/fiddlers-green
Цены и счет до 1500 рублей
Вы - владелец этого места?
 
Описание Пожаловаться обновлено 04.05.2017
 
Читать полностью
Мероприятия в баре Fiddler's Green

Бар Fiddler's Green: отзывы и комментарии посетителей
Интересность 0
Расположение 0
Интерьер 0
Обслуживание 0
Оценить место   
Добавить комментарий
Комментарии от
зарегистрированных
пользователей
отображаются сразу.
Войти через ВКонтакте Facebook
Ваше имя
 

Прошедшие события

Официальная группа Вконтакте
Fiddler's Green SPB.L.B

сегодня в 10:15


Fiddler's Green SPB.L.B

вчера в 17:15


В далёкие времена жизнь судна посреди океана зависела исключительно от профессионализма экипажа. Выживет корабль или нет напрямую связано с тем, насколько хорошо моряки знают нюансы своего такелажа, особенности конструкции и характер поведения судна в тех или иных погодных условиях. Единственное, чего члены экипажа не могли знать наверняка – это, буквально, где их сейчас носит. Определить точное местоположение корабля на открытой воде, когда нет никаких ориентиров невероятно сложно. И для того, чтобы помочь морякам с определением курса, в 15м веке придумали траверзу.
Траверза, она же Вахтенная доска, она же лисица – прибор для фиксации курса и скорости корабля и упрощения работы офицера по счислениям и определению местоположения.
Для работы с лисицей необходимо знать два жизненно важных для моряка показателя: скорость корабля и его направление. Направление получаем при помощи компаса. Скорость при помощи лага. Полученные данные надо зафиксировать так, чтобы даже самый неграмотный член экипажа (а таких было большинство), смог с ними работать. И вот тут нам помогает конструкция нашей траверзы. Она представляет собой простую деревянную доску, в которой просверливалось множество отверстий. На доске укреплялось несколько стержней, которые соответствовали различным событиям. Верхняя часть доски, выполненная в виде диска, имела 32 сектора, аналогично секторам компаса. Каждый сектор имел по 8 отверстий, расположенных радиально. Набор из 8 стержней закреплялся в центре диска. Каждые 30 минут вахтенный офицер сверял курс по компасу и вставлял стержень в отверстие того сектора, который соответствовал направлению движения корабля. Через 4 часа происходила смена вахты и доска очищалась. Перед этим штурман собирал отмеченные данные и строил маршрут. Для фиксации скорости в нижней части был аналогичный участок квадратной формы, каждая строка которого соответствовала 30-минутным интервалам, а столбцы – скорости. Такие вахтенные доски были широко распространены по всей Европе вплоть до XIX века. Они имели разную форму и декор, но всегда оставались неизменными по сути. Такой простой, и одновременно важный инструмент спасал жизни моряков задолго до электронных карт и спутниковых навигаторов.
Fiddler's Green SPB.L.B

вчера в 10:15


В XVII веке господство на морях перешло от галерных флотов к парусным. Бой двух эскадр представлял собой артиллерийскую дуэль, однако нередко случалось, что корабли сходились достаточно близко, что делало возможным захват неприятельского судна. Естественно, для этого требовались специально обученные и вооруженные люди. Первые морские пехотинцы появились во Франции - в 1622 году. Затем это нововведение в 1664 году переняли англичане, а в 1665 - голландцы. В России до определенного момента необходимости в таком роде войск, как морская пехота, просто не было - страна практически не имела выходов к морю и не располагала мощным военным флотом. В июне 1634 года в ответ на предложение поляков о строительстве флота на Балтийском и Черном морях русские послы ответили, что "государевых воинских кораблей на море Ливонском и на море Великом прежде не бывало и вперед быть негде, да и не для чего".
Fiddler's Green SPB.L.B

24.09.2017 в 17:15


В начале своего царствования Император Александр I наметил ряд преобразований госу­дарственного управления. Среди других мини­стерств было создано и министерство военно-морских сил. Во главе его стал образованный и способный адмирал Ник. Сем. Мордвинов. Через три месяца этот уважаемый в морской среде ад­мирал был заменен контр-адмиралом Пав. Вас. Чичаговым, выдвинувшимся на столь значи­тельный пост из сухопутных поручиков благо­даря протекции. Его современник, знаменитый мореплаватель и замечательный адмирал Вас. Мих. Головнин оставил нам воспоминания в своих заметках об эпохе управления морским министерством Чичагова: «Подражая слепо британцам и вводя нелепые новизны, мечтал, что кладет основной камень величию русского фло­та… Испортив все, что оставалось во флоте, и наскучив верховной власти наглостью и расто­чением казны, удалился, поселив презрение к флоту в оной и чувство глубокого огорчения в моряках».
На пост морского министра был назначен маркиз де Траверсе, — француз, оставивший скверную память о своем непродолжительном командовании Черноморским флотом. Он сумел, однако, снискать расположение влиятельных особ, и в том числе всесильного графа Аракче­ева, своим веселым нравом, изысканностью ма­нер и умением ладить с сильными мира сего.
Слушая постоянные жалобы о безотрадном положении дел в Морском Ведомстве, Импера­тор Александр I повелел учредить особый «Ко­митет образования флота», которому повелено было обращаться лично к нему «во всех мерах, каковые токмо нужным почтено будет принять к извлечению флота из настоящого мнимаго его существования и к приведению онаго в подлин­ное бытие».
Во главе этого комитета был поставлен граф А. Р. Воронцов, — англоман по убеждениям, от­носившийся с недоверием к русским морякам, писавший в докладной записке на Высочайшее имя: «По многим причинам, физическим и ло­кальным, России нельзя быть в числе первен­ствующих морских держав, да и в том ни на­добности, ни пользы не предвидится… Довольно, если морские силы наши будут устроены на двух только предметах: обережение берегов и гаваней наших на Черном море, имея там силы соразмерные турецким, и достаточный флот на Балтийском море, чтобы в оном господствовать. Посылка наших эскадр в Средиземное море и другие экспедиции стоили государству много, делали несколько блеску, а пользы никакой».
Как видно, этот сановник, приближенный к Государю, осуждал стремления Императора Пе­тра Великого и Императрицы Екатерины Вели­кой поставить Россию в число первенствующих морских держав. Император Александр I по су­ществу таких мудрых рассуждений своего са­новника неудовольствия не выражал, ибо сам придерживался такого же мнения по этому во­просу.
После ряда войн, нашествия Наполеона, разорения, пожара Москвы, огромных построек, предпринятых Государем, государственная каз­на нуждалась в средствах, морской министр маркиз де Траверсе, пользовавшийся располо­жением и дружбой Императора Александра I, сокращал кредиты на флот. В 1817 году нача­лись продажи кораблей за границу. В 1818 году были проданы Испании последние годные фре­гаты. В портах господствовал невообразимый беспорядок и чинились вопиющие злоупотре­бления. Адмирал Д. Н. Сенявин, победитель ту­рок и французов, славный флотоводец, не толь­ко талантливый моряк, но и непревзойденный моряк-дипломат, подвергся жестокой опале и в течение 13 лет влачил жалкое, убогое существо­вание.
Содержание офицерского личного состава было скудное. Офицеры и команды терпели нужду. Обыкновенно, обер-офицеры жили по несколько человек, иногда по 10 вместе. Даже холостые адмиралы имели одну общую кварти­ру на несколько человек. Такой была, например известная в ту пору в Кронштадте квартира ад­миралов четырех братьев Быченских. Казенные квартиры были все заняты портовыми чиновни­ками. Деньги, заработанные на берегу команда­ми на вольных работах, попадали также в руки чиновников. Пища на берегу была плохая. Все поправлялись в плавании, но дальние плавания были редки. Плавали больше по Финскому за­ливу, по пресноводной «Маркизовой луже».

Из статьи Н.С. Чирикова "Император Николай I и флот" журнал "Военная быль", сентябрь 2017
via https://george-rooke.livejournal.com/703184.html
Fiddler's Green SPB.L.B

24.09.2017 в 11:15


Интересно понаблюдать за баталиями Великих Парусников, которые происходят не на водах морей и океанов, а в столь компактных условиях. На недавно прошедшем фестивале Sumners Ponds Model show свои таланты продемонстрировала команда из Портсмута.
Fiddler's Green SPB.L.B

23.09.2017 в 17:15


До 1680-х годов берберийским пиратам в Средиземноморье было полное раздолье. Идут войны между большими державами. Все флоты в основном в Северном море и Атлантике, либо бьются в колониях. Систем конвоев нет, потроши кого хочешь и назначай за выкуп те суммы, какие придут в голову.
Нет, были экспедиции голландцев к берегам Туниса, была британская экспедиция Нарборо, но в 1683 году британцы впервые решили на постоянной основе завести консула и поверенного в делах. Оклад ему положили очень большой - 600 фунтов (примерно столько в английском флоте получал адмирал в то время), но часть этих денег могло тратиться на подкупы и выкупы. Англичане первыми заметили, что оперативное вмешательство сильно снижает сумму выкупа, ибо Восток без торговли - это не Восток.
Ну а начина с войны за Аугсбургскую лигу (точнее с 1693 года) в Средиземноморье пришли большие флоты. Сначала Турвилль с 50 кораблями, потом - Рассел с англо-голландской эскадрой в 80 кораблей. И вот тут у пашей Туниса, Алжира, Марокко и Магриба начало немного колоть в боку. Понятно, что такая силища рушила весь бизнес на корню. Но ведь деньги-то нужны, хрен знает, сколько будут тут плавать эти суровые парни.
Первым нашел выход паша Алжира - в подарок адмиралу Расселу он послал инкрустированный золотом и серебром ятаган, но самое главное - 10 овец, с просьбой "чтобы британские матросы помолились за мое здоровье, когда будут кушать этих бедных овечек". Те, кто читал "Аугсбургскую лигу", помнят, как Рассел стремился свалить со Средиземного моря побыстрее, а Вильгельм Оранский приказывал ему оставаться на месте и не рыпаться. В отчаянии адмирал писал королю Англии, что "флоту совсем нечего есть, остается разве только заниматься рыболовством". И тут - подарок небес! - есть где закупать провизию и припасы!
Берберийские пираты тоже обрадовались - смело повысили цены в полтора раза и начали грести денежку лопатой. Однако вскоре над выгодным бизнесом нависли тучи - оказалось, что земля Алжира и Туниса не настолько плодородная, а флоты воюющих держав слишком прожорливы, и требуют все новых и новых поставок.
Но если надо продать что-то, чего у тебя нет, то значит это что-то... надо украсть, конечно же!
Первый налет на Сицилию в 1694-м был чисто продовольственным. Наверное впервые корсаров интересовали не рабы, а козы, куры, овцы, зерно и т.д. Но оказалась проблема - Сицилия тогда принадлежала Испании, которая была союзницей Англии. Поскольку берберы - удивительное дело! - не увели ни одного раба, их не стали наказывать, но объяснили, что дальнейших набегов не потерпят.
Дею Алжира было впору затянуть любимую песню сериала "Универ": "Шняга шняжная..." и далее по тексту, однако корсары опять нашли выход! Значит надо грабить.... турецкие пашалыки на Адриатике! Нет, ну логично же! Конечно, это испортит отношения с турецким султаном, но султан далеко, а деньги нужны. И кто в здравом уме будет упускать бакшиш? До лета 1695 года на Далматинское побережье было сделано в общей сложности 5 "продовольственных" рейдов, а потом идиллия закончилась. Сначала ушел к своим берегам английский флот. А летом французы решили организовать высадку в Англии и увели из Тулона в Брест Флот Леванта.
Танцы с продажей краденного продовольствия закончились, больших флотов на Средиземном море не осталось, и можно было вернуться к своим обычным занятиям - грабить купцов и захватывать рабов.

Заметка George Rooke по книге Бромли "Corsairs and navies, 1660-1760"
Fiddler's Green SPB.L.B

23.09.2017 в 11:15


Впечатляющие волны исполинских размеров!
Fiddler's Green SPB.L.B

22.09.2017 в 17:15


О том, как гуляют моряки ходит такое огромное количество легенд и баек, что вряд ли у кого-то еще остаются сомнения на счет отчаянного поведения этих бравых ребят. Всякий раз к заходу крупных кораблей портовые заведения готовились. Один из хозяев кабака Фишбоун в Райде рассказывал в своих записках о том, как выгодно закупил дешевую партию алкоголя сомнительного качества планируя продавать её именно морякам, которые должны были зайти в порт в ближайшее время. Владельцы заведений убирали хорошую мебель, прятали хрупкие предметы, переливали алкоголь из стекла в бочки и тазы, потому-то знали, на что способна широкая морская душа. В Голландии на запасы алкоголя ставили решетки, а в Ирландии под барной стойкой и сейчас можно найти ружьё! Как хорошо, что времена изменились, и что сейчас в морских барах можно найти алкоголь высочайшего качества. Да и стулья прятать уже не нужно... Ведь не нужно???))))))
Fiddler's Green SPB.L.B

22.09.2017 в 11:15


На военных кораблях во времена расцвета парусного флота существовала должность, которая была связана с огромным риском для жизни. Самая низкая в корабельной иерархии профессия – пороховая мартышка. Если официально, то должность эта называлась Powder Boy – паудер бой третьего класса – ребёнок, средний возраст которого составлял 6-10 лет, без какой-либо морской квалификации, чаще всего, попавшийся во время облавы. В мирное время задачей этих детей была приборка на корабле, помощь на камбузе, стирка. Во время сражения главной задачей мальчишек было быстро бегать вверх-вниз с пороховыми картузами из крюйт-камеры в трюме на батарейные палубы и обратно. Мелких пацанят брали за скорость и ловкость, так как именно они помещались в узких коридорах и могли принести заряды гораздо быстрее, чем взрослый человек. Обычно ящик с картузом мальчишки засовывали под рубаху, что бы на заряд не попала случайная искра. В пылу сражения, при залпах десятков орудий разом не редко случалось, что мельчайшая неосторожность стоила жизни те только таким мальчикам, которых просто разрывало на месте. Пострадать могли целые суда, как например французский Ариент во время битвы при Абукире. В морском бою "паудер манки" были черно-рабочими, но не смотря на это, в случае победы им так же причиталась их доля вознаграждения. По возвращению в Англию даже настолько низкому звену служителей корабля полагались "призовые" деньги - 1 фунт 18 шиллингов, о чем есть соответствующая запись в архивах адмиралтейства.
Fiddler's Green SPB.L.B

21.09.2017 в 10:15


Почти сразу после изобретения фотографии полиция и тюрьмы стали использовать это ноу-хау для создания архива преступников, который мог помочь в их идентификации. Эти фотографии были созданы в 1890м году в тюрьме Восмвул Скрабс в Лондоне. Они примечательны тем, как хитро работники тюрьмы использовали зеркала, для того, чтобы в одном кадре отобразить максимум ракурсов и особенностей того или иного заключённого.
Эта тюрьма была открыта в 1874 году, и начиналась как скопление деревянных домиков, обнесённых забором. В тюрьму тогда попадали и мужчины, и женщины вперемешку и основным их занятием было строительство кирпичных корпусов для себя же любимых. Современное зданию тюрьмы построено силами самих заключенных, и к работе привлекались все, вне зависимости от пола и возраста.
Fiddler's Green SPB.L.B

20.09.2017 в 17:15


Репродукция плаката из кают-кампании судна Ballou, изображающая суда различных стран мира.
Главное в Петербурге
Показать еще
Лучшее за неделю
Добавьте концерт группы "Пицца" в свой календарь, а клуб "Космонавт" в любимое место. Случайным образом мы выберем счастливчика, который получит 2 билета на концерт 30 сентября.

Правильно отвечайте на вопросы викторины и получите возможность выиграть проживание в одном из отелей сети Tallink Hotels.

Хочешь получать все
самое интересное
каждый четверг?
Подпишись на нашу рассылку